most_default

Дальний Восток России — «окно» в АТР: миф или реальность?

Центр социальных инноваций «Чёрный куб» представляет стенограмму экспертной онлайн-конференции «ДАЛЬНИЙ ВОСТОК РОССИИ – «ОКНО» В АТР: миф или реальность?». В дискуссии приняли участие эксперты в области экономики, бизнеса, политики, истории и права.

Стенограмма экспертной онлайн-конференции на тему:

«ДАЛЬНИЙ ВОСТОК РОССИИ – «ОКНО» В АТР: миф или реальность?»

kolom

 

Модератор:

Коломейцев Юрий Юрьевич, политолог, директор Центра социальных инноваций «Черный Куб»

 

Вступительное слово модератора:

В последние несколько лет в политической и экономической жизни дальневосточного региона России произошло большое число положительных качественных изменений. Появились крупные совместные предприятия, увеличился поток отечественных и зарубежных инвестиций, началась реализация беспрецедентных для Дальнего Востока проектов «Сахалин-2», строительство завода СПГ и возрождение нефтехимического кластера в Приморском крае. В 2012 году во Владивостоке прошел крупнейший экономический форум Азиатско-Тихоокеанского региона – саммит АТЭС. Дальний Восток был обозначен приоритетным направлением российской внутренней политики в XXI веке на федеральном уровне. Азиатско-Тихоокеанский вектор российского движения — одна из самых обсуждаемых в медийном пространстве тема во всем мире. ВВС, NHK и другие ведущие мировые СМИ уже сегодня бужируют эту тему.

В рамках реализации Азиатско-Тихоокеанского направления создана концепция территорий опережающего развития, главной целью которой является привлечение инвестиций в Дальневосточный федеральный округ России. В последние годы наблюдается увеличение товарооборота со странами АТР.

Вместе с тем, ухудшение отношений России с западными странами, неблагоприятная экономическая ситуация, вызванная падением курса рубля и снижением стоимости нефти, присоединение некоторых стран АТР к антироссийским санкциям создают трудности для дальнейшей реализации заявленного Президентом РФ В.В. Путиным Азиатско-Тихоокеанского вектора политики России, направленного на создание некой экономической площадки или, если хотите, «окна России в АТР».

Экономическое развитие Дальневосточного федерального округа в настоящее время вновь становится актуальным вопросом. В условиях глобальных вызовов, с которыми столкнулась Россия, поддерживать уровень инвестиционной привлекательности региона является важной уже не только экономической, но и стратегической задачей властей.

Для того, чтобы понять насколько реальным является заявленный тезис «Дальний Восток России – окно в АТР», ИА «Ежедневные новости Владивостока» совместно с Центром социальных инноваций «Чёрный куб» провели онлайн-конференцию с участием экспертов из различных сфер, в том числе: экономики, бизнеса, политики, истории, права. Подобный формат – это попытка системного осмысления ключевых моментов обсуждаемой темы, с использованием элементов такого метода познания как моделирование, это попытка интеллектуального подхода к совместному проектированию будущего с использованием различных взглядов на проблему.

Участники дискуссии:

babyilo Бобыло Андрей Михайлович, кандидат политических наук, директор департамента интернационализации образования Дальневосточного федерального университета
Ветренко Инна Александровна, доктор политических наук, заведующая кафедрой политологии Омского государственного университета
Коломейцева Наталья Андреевна, кандидат политических наук, заведующая кафедрой политологии Дальневосточного федерального университета
Печерица Владимир Федорович, доктор исторических наук, профессор Дальневосточного федерального университета, эксперт в области политических процессов в АТР

— Первый вопрос связан с истоками обсуждаемой темы. Коллеги, как вы считаете, в контексте исторического процесса, что мешает развивать Дальний Восток России? Есть ли такие барьеры вообще? Почему, несмотря на то, что речь идет о территории, которая есть на карте уже не одно столетие, мы до сих пор говорим о ее слабой развитости и интегрированности в общее экономическое пространство страны?

Владимир Печерица: Дело в том, что с момента присоединения Дальнего Востока, и царская Россия, и, после неё, большевистская власть, рассматривали Приморье, прежде всего, как передний край для охраны рубежей в качестве военного форпоста. С этой целью, к примеру, здесь была заложена крепость Владивосток. Большая доля оборонных предприятий в промышленности Приморья подтверждает этот тезис. Экономически, край рассматривался государством в качестве сырьевого придатка. Также развивать экономику края мешала удалённость от центра, неразвитость инфраструктуры, малонаселённость, что актуально и в наше время. Сегодня же, к этому добавился отток людей из региона. Большое число хороших, образованных людей предпочитают переселяться ближе к центру России.

Наталья Коломейцева: Коллеги, во-первых, хотелось бы сразу определенности в терминологии. Если мы говорим о Дальнем Востоке, то обсуждать нужно не только Приморский край, несмотря на очевидность его лидирующего положения даже чисто с географической точки зрения. Во-вторых, необходимо отметить, что сегодня в Дальневосточный федеральный округ входят 9 субъектов. Их дифференциация по многих показателям впечатляет, поэтому когда мы говорим о причинах, препятствующих бурному развитию региона в целом и в историческом контексте, необходимо четко классифицировать субъекты, входящие в состав ДФО, выявив проблемы и перспективы каждого. ДФО как целостную единицу анализировать нельзя, он еще не сложился как единый регион ни экономически, ни социально, ни политически. И потом среди причин стагнации есть некие константы, которые сопутствуют региону на протяжении всей истории, например, слабая заселенность, за которой следуем масса проблем экономических. Нет потребителя — нет бизнеса. Нет бизнеса — не будет инфраструктуры, а значит, население и не появится.

В историческом бэкграунде заложены ключевые ответы на те стратегические вопросы, которые задаем мы сегодня не только в рамках локального экспертного сообщества, но и на федеральном уровне. Посмотрите на развитие любой территории земного шара. Очевидно, что история освоения предопределяет дальнейший вектор развития. Мы говорим здесь о совокупности факторов: одни — это объективные природно-климатические, другие отнесем к «случайностям», перипетиям истории. Итак, Дальний Восток, в целом, и Приморский край, в частности, были и остаются стратегической частью страны. С этим невозможно поспорить. Мы — это восточные границы государства. Другой вопрос, что глобальные вызовы, перед лицом которых стоит сегодня Россия требуют новых алгоритмов, новых подходов к менеджменту дальневосточных территорий. Звучит пафосно, но Дальний Восток сегодня с учетом опыта предыдущих поколений, это «окно в АТР». Понятно, что формат взаимодействия и роль России в АТР зависит от наших усилий. Образно выражаясь, конфигурация «окна», через которое мы планируем не только смотреть, но и участвовать в жизни АТР сегодня полностью зависит от внутригосударственной политической воли.

— Уважаемые эксперты, вы говорите о политической воле. Мы ведь прекрасно понимаем, что политическая воля – это не только заявление в СМИ, но и конкретные шаги по его реализации. Как вы считаете, есть ли действительная политическая воля к тому, чтобы сделать ДФО «окном России в АТР»?

Наталья Коломейцева: Да, мы можем говорить о том, что сегодня есть действительная политическая воля! Я назову Вам хотя бы несколько политических шагов федерального руководства государства в качестве весомого аргумента «За». Например, созданы федеральные программы развития Дальнего Востока и Сибири, которые действительно реализуются, пусть и с разной степенью эффективности, создано Министерство развития Дальнего Востока, Фонд развития Дальнего Востока и т.д. Это и есть примеры действительной политической воли. До Саммита АТЭС во Владивостоке в 2012 г. страна не вкладывала в основные средства региональных предприятий уже около сорока лет! Сегодня мы видим стратегический план. Да, он не без изъянов, да, страдает воплощение. Но план есть и он уже имеет реализованные пункты. Центр социальных инноваций, который Вы, Юрий Юрьевич, возглавляете, недавно опубликовал результаты мониторинга строящихся объектов по Приморью. Что мы видим? Вопреки медийному контексту, политическим и экономическим рискам, о которых предприниматели слышат ежедневно в СМИ, бизнес вкладывается в основные средства, а значит, видит перспективы!

Андрей Бобыло: Я соглашусь с предыдущими выступлениями и добавлю еще один тезис. На мой взгляд, сдерживающим фактором экономического развития не только Приморского края, но и всего Дальнего Востока был и остается неблагоприятный инвестиционный климат, порождаемый пробелами в российском законодательстве, а также внешнеполитическими факторами, в настоящее время проявляющимися в виде санкций против России такими странами АТР, как Япония, Австралия, США.

— Однако, несмотря на все сложности, о которых мы сейчас говорим, существует множество свидетельств тому, что объем иностранных инвестиций на Дальний Восток существенно возрос за последние годы. Скажите, как Вы видите ситуацию с инвестиционным климатом?

Наталья Коломейцева: Видите ли, привлечение инвестиций — это сложный процесс, требующий системности, включенности и непрерывного движения вперед. Сначала рождается идея. Она первична. Именно идея — есть волевое усилие к дальнейшим действиям. Она должна быть интересной, достаточно новой, рентабельной, с высокой степенью воплощаемости. Строить «монорельс на Луну» интересно, но только в мечтах. Дальше поиск партнеров, непрерывные переговоры… Люди, вовлеченные в процесс привлечения инвестиций должны обладать определенными личностными качествами: это и пластичность, и интеллектуальная мобильность, и решительность, и умение находить нестандартные решения самых стандартных задач. Успех инвестиционной деятельности конкретной компании — это слаженная работа команды и, безусловно, пассионарный заряд руководителей, способных воплотить свои идеи в жизнь.

— Наверное, именно поэтому вопросами формирования регионального инвестиционного климата должны заниматься такие люди, о которых сказала Наталья Андреевна! Фактически мы полагаем, что это и должны быть люди из бизнеса, в котором уже есть иностранный капитал. И даже если они будут лоббировать свои интересы, в данном случае они совпадают с государственными. Общественные советы на всех уровнях власти должны состоять именно из таких людей.

Андрей Михайлович обозначил один из главных вызовов, с которым столкнулась Россия на мировой арене в настоящее время. Западные санкции влияют на политические шаги России в отношении Азиатско-Тихоокеанского вектора развития страны?

Инна Ветренко: Россия была и остается страной, где система политического управления определяет приоритеты экономического развития. Располагаясь между западом и востоком, наша страна не может себе позволить опираться лишь на собственные ресурсы в своем развитии. Поэтому, в настоящее время в мире происходят серьезные интеграционные процессы, приобретая глобальную тенденцию. 29 мая 2014 года президенты России, Белоруссии и Казахстана подписали Договор о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), который вступил в силу с 1 января 2015 года. Согласно подписанному документу, Россия, Белоруссия и Казахстан берут на себя обязательства гарантировать свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы в границах трех государств. Другой момент, нынешняя ситуация усугубляется мировым финансовым кризисом, падением цен на нефть, валютной дестабилизацией, давлением США и стран Евросоюза, откровенными антироссийскими настроениями. Ажиотаж подогревается заинтересованными средствами массовой информации, интернет-ресурсами и высказываниями некоторых недальновидных политиков и общественных деятелей. На этом фоне вопросы интеграции иногда сопровождаются фобиями населения, такими как «возврат к СССР», потеря суверенитета и независимости, рост безработицы за счет передвижения рабочей силы, рост цен на коммунальные услуги и т.д. Однако надо отметить, что реалии сегодняшнего таковы, что выигрывают от этого, во многом, приграничные территории. Так, в связи с активными интеграционными процессами между нашей страной и Казахстаном, наблюдается экономическое и политическое оживление в нашем регионе – Омской области. Таким образом, интеграция носит сугубо экономический характер. Но роль политики в процессе интеграции является решающей. Свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы основывается, прежде всего, на человеческих взаимоотношениях, которые руководство страны нарабатывало годами, в том числе, с правительствами стран АТР. Вместе с тем, в настоящий момент существует ставка руководства страны на южные территории Дальнего Востока в вопросах выхода на рынок АТР, по моему мнению, она будет зона «экономического плацдарма» России в АТР будет расширяться, т.к. для решения наших экономических проблем, располагающихся на юге Дальнего Востока территорий явно недостаточно.

-Как вам кажется, проблема конфронтации России с некоторыми зарубежными странами, трансформация системы международных отношений скажутся на экономическом развитии дальневосточного региона в дальнейшем?

Андрей Бобыло: В основе всех политических отношений лежат экономические причины, то есть экономика определяет политику, а не наоборот. Следовательно, пока сотрудничество с Россией для Японии и Южной Кореи выгодно по экономическим причинам, политическое охлаждение отношений с США не будет существенным образом сказываться на нашем товарообороте, за исключением, возможно, падения курса рубля на международном валютном рынке.

Наталья Коломейцева: «Большая политика» западных стран не просто будет, а уже сказывается на экономике России. Однако, ситуация имеет длящийся характер, а это дает возможность адаптироваться. Необходимо отметить, что российский бизнес, прошедший «сложные» 90-е гг., вообще обладает высокой степенью адаптивности. Приморский предприниматель, бизнес-среда которого складывалась после распада СССР сугубо синергетически, готов к кризисным ситуациям априори. Другой вопрос, что к «хорошему» привыкаешь быстро и с нами это уже произошло. Мы последнюю декаду прожили относительно комфортно и даже серьезный мировой финансовый кризис 2008 г. не уничтожил ни российскую, ни региональную бизнес-среду.

Несмотря на то, что негативные эффекты мирового политического процесса на экономику страны и регионов неизбежны, ситуация пока не вышла из-под контроля. Несмотря на то, что ремиссии у этой болезни не наступает, мы, как правильно заметила Вера Сергеевна, адаптируемся к основным симптомам. Дешевый рубль — это карт-бланш для тех, кто является участником ВЭД. Экспортировать стало экономически выгоднее. За счёт удешевления рабочей силы и появлению «экстра денег» предприятие может наладить производство конкурентноспособной готовой продукции и экспортировать её, получая еще больше.

— Как Вам кажется, амбициозный план сделать из Дальнего Востока «окно России в АТР» в контексте неблагоприятной финансовой обстановки в стране, которая еще и носит длящийся характер, оправдан. Он вообще реализуем?

Наталья Коломейцева: Лично я не считаю, что сейчас есть возможность реализовать идею — «Дальний Восток — окно России в АТР». Я думаю, нужно говорить о ядре дальневосточной территории, которая станет «порталом» торговым, инновационным. При этом необходимо развивать именно внутрирегиональные отношения, внутри самого ДФО. Сегодня, разумно говорить о том, Приморье должно выступить в роли «окна в АТР», одновременно развивая отношения всех дальневосточных субъектов с приграничными соседями, а также стратегическими партнерами. И вообще, почему «окно»? Нам нужна дверь в АТР! Нам стратегически важно именно войти в регион на правах полноценного партнера, с хорошей репутацией во всех сферах.

Инна Ветренко: В настоящее время разворот на Восток уже начался, и он будет активно продолжаться. Во многом это решение вынужденное, а значит, в нем есть очевидная потребность. Разумеется, наличие уже сложившейся базы взаимоотношений между странами ШОС и БРИКС будет дальше развиваться, но привлечение других стран азиатского региона к сотрудничеству тоже необходимо и об этом руководство страны неоднократно заявляло.

— Хорошо, тезис понятен. Тогда, уважаемые эксперты, как вы считаете, стоит ли делать такие огромные усилия для того, чтобы Приморье закрепилось в качестве конкурентноспособного участника рынка АТР или же необходимо для начала развивать собственный экономический потенциал и внутрирегиональные связи?

Наталья Коломейцева: На мой взгляд, для успешной реализации всех планов по экономическому развитию региона необходимо, чтобы бизнес в Приморском крае работал сразу по нескольким направлениям. Это должен быть, и экспорт, и ориентация на внутренний рынок, при этом, должна быть здоровая конкуренция, т.е. не поглощение всех одной глобальной монополией, а именно «микс» из малых форм предпринимательства, каких-то средних, крупных региональных производителей, в том числе, и производственных гигантов.

Андрей Бобыло: Необходимо понимать, что в развитии сотрудничества со странами Азиатско-Тихоокеанского региона лежат не только экономические стимулы. Имиджевая составляющая региона также является немаловажной в данном вопросе. Согласно заявлениям со стороны российского правительства и президента, Дальний Восток и, в особенности, Приморье должны стать форпостом России, точкой входа, обеспечивающей ее поэтапное вхождение в интеграционные политические и экономические процессы АТР.

— Рассуждая о том, что Азиатско-Тихоокеанский регион в настоящее время играет ключевую роль в экономическом развитии Приморского края и Дальнего Востока, мы не поговорили о тех выгодах, которые получат иностранные инвесторы, вкладывая в регион. Как вы считаете, выгодно ли таким странам, как Южная Корея, Япония, Китай, в значительной степени обремененным собственными проблемами, инвестировать в экономику ДФО?

Наталья Коломейцева: Несомненно, и Китай, и Япония, и Южная Корея испытывают ряд проблем неэкономического характера, которые, конечно же, влияют на развитие, как отдельно взятых государств, так и Азиатско-Тихоокеанского региона в целом. Вместе с тем, важно понимать, что те самые проблемы, о которых мы говорим, вынуждают зарубежных инвесторов идти к нам. Допустим, Китай – страна с населением более миллиарда человек, понятно, что агропромышленная отрасль страны работает с большой нагрузкой, зачастую «на износ», вынужденно применяя ГМО и ведя далеко не щадящее по отношению к земельному фонду сельское хозяйство. На самом деле, российская продукция очень востребована в странах АТР, а раз так, то у зарубежных предпринимателей появляются стимулы инвестировать в Россию, поскольку внутренний рынок многих стран АТР в настоящий момент этого требует.

Заключительное слово модератора Юрия Коломейцева:

Таким образом, подведем итоги сегодняшнего форсайта экспертов. В настоящее время Россия столкнулась с серьезными проблемами, вызванными вынужденной перестройкой системы международных отношений и миропорядка в целом. Западно-центристская модель экономики России сегодня дала трещину и государство, понимая неизбежность системных перемен разворачивает свои усилия в двух основных направлениях: первое — это сотрудничество в рамках ЕврАзЭС сразу по нескольким направлениям, второе – выход в АТР в качестве равноправного партнера.

Вопрос о том, станет ли Дальневосточный федеральный округ «окном России в АТР» остается открытым, несмотря на то, что есть некоторые предпосылки, которые прочат неплохие шансы для реализации этого проекта. Среди них, во-первых, наличие политической воли, которая уже реализуется в конкретных практических шагах, во-вторых, заинтересованность некоторых «игроков» рынка АТР в российских экологически чистых товарах, сырье и технологиях, в-третьих, в АТР есть и наши военно-стратегические партнеры, отношения с которыми стоит укреплять во всех сферах, углубляя взаимный интерес.

Но, несмотря на чаяния президента РФ создать «окно в АТР», остается несколько серьезных барьеров. Коллеги, почему окно, а не дверь? Из окна придется вылезать! Представьте реакцию вашего соседа на то, что «косолапый медведь» пытается пролезть к нему в окно? Для адекватных реакций нужны двери. И удобней, и эстетичнее.

Во-первых, в дверь, прежде чем открыть, нужно постучать. Подготовить законодательство, создать нормативную базу, улучшить инвестиционный климат, создать службы поддержки инвесторов, сделать все процедуры прозрачными, подготовить наш бизнес и бизнес АТР к сотрудничеству, дать понять, что будет помощь и гос. поддержка, упразднить излишки чиновничьего аппарата, мешающий бизнесу сейчас своим непрофессионализмом и непониманием того, что и как нужно делать. Это не весь список…

Во-вторых, после реализации первого пункта, полностью изучив конъюнктуру рынка АТР, открывать себя и свои возможности. Страны АТР — это быстрорастущие экономики, на их территориях не действуют правила, по которым строилась западная экономика столетиями. У Японии и Китая ушли считанные годы! Мир меняется быстро и все в нем становится скоротечным, разглядывая бочку с медом, мы дождемся того, что в ней будет только деготь.