_DSC0019

Евгений Булах: «Участием в Крыму Россия обозначила наличие национальных интересов»

18 марта 2016 года исполняется ровно два года историческому возвращению Крымского полуострова в состав Российской Федерации. Тема открытого противостояния России и Запада, формальным поводом начала которого послужили события в Крыму, за это время не только не ушла с информационной повестки дня, но и стала более актуальной в связи с необходимостью защищать волеизъявление и исторический выбор жителей Крыма от тех вызов, которые сегодня западные политики бросают нашей стране. О том, что сегодня значит Крым для России нам рассказал эксперт ЦСИ «Черный куб», кандидат политических наук Евгений Васильевич Булах.

Евгений Васильевич, что для Вас Крым и что, по Вашему мнению, он значит для современного российского общества?

— Сказка, Бахчисарай, море, солнце, Артек… Мне очень сложно воспринимать постсоветское пространство как совокупность суверенных государств. Я ребенок Советского союза, и это не изменить. Артек! Я был пионером, воспитанный на книге «Четвертая высота», я грезил Артеком, там собирались лучшие пионеры страны и дети европейских «горячих точек» того времени. Став взрослее, я восхищался мужеством и патриотизмом жителей Севастополя, городом русской славы. Крым, наравне с Куликовым полем и Сталинградом, Чудским озером и Бородино, стал не просто географической точкой, а составляющей моего становления как россиянина и патриота.

Общество гетерогенно, мнения разные, соглашусь с политологом Ростиславом Ищенко, это только на пользу, но по вопросу Крыма общество единодушно – Крым наш. Редкий случай в мировой практике, когда мнение населения протектората и мнение населения сателлита едино.

Это значит, что Крым остался независимой республикой?

— Да, конечно, Крым вошел в состав России как республика, и теоретически имеет право на выход. Россия сложная в территориальном устройстве федерация, часть субъектов имеют ярко выраженные национальные особенности и являются республиками, сохраняя право на самоопределение.  Нельзя забывать, что с присоединением полуострова мы приумножились двумя субъектами – Республикой Крым и городом Севастополем. Это очень мудрое решение, позволяющее говорить о высокой степени последующей территориальной целостности.

Вернемся к реакции общества, что сегодня можно сказать о мнении оппозиции по поводу решения о присоединении Крыма к России?

— Необходимо вспомнить 19 марта 2014 года, обращение Президента России к Федеральному собранию с законопроектом о присоединении Крыма и Севастополя. В первых рядах, рукоплеская, стояли  лидеры всех оппозиционных партий. Оппозиция проголосовала «за».  Если вы о мнении несистемной оппозиции, то и тут мнения разные. Господин Ходорковский, предполагая свое участие в президентских выборах, очень осторожен с определением статуса Крыма.  Обывательское мнение всегда ситуационно: не будет хватать колбасы – будут искать виноватых, и тут достанется всем.  Профессиональное сообщество погружено в исследование, давайте будем терпеливы в ожидании оценок.

Западное правовое профессиональное сообщество уже дает оценку этим событиям…

— Наслышан. Это удивительно, англо-саксонская правовая система является прецедентной. Казалось бы, ситуация в Косово могла стать базовой в правовой оценке крымских событий, но об этом молчат.

Может это даже на пользу. Базируясь на статусе закона и решений референдума, «континентальным» юристам проще будет дать свою оценку. Это огромная работа, решение 1954 года  о передачи Крыма под юрисдикцию Украины, крымский референдум 1991 года, решения Верховного совета Крыма и Верховной рады Украины на протяжении последних 15 лет – все это предмет исследований. Мне импонирует уверенность российского президента в момент, когда он давал интервью создателям фильма «Крым: путь домой». Он подчеркнул, что «комар носа не подточит», имея ввиду ожидаемую правовую оценку.

Евгений Васильевич, что можно ожидать в сложившейся геополитической обстановке?

— Самый сложный вопрос, из серии прогнозов погоды. Общие факторы известны, а что будет конкретно, никто не знает.

Участием в Крыму Россия обозначила наличие национальных интересов и жесткую позицию в их приверженности, участие российской стороны в событиях в Сирии уже никого не удивили. Западу пришлось идти на переговоры и на сотрудничество. Партнерство – основный принцип взаимодействия с внешней средой, и мы имеем все основания требовать равноправного участия,  это в краткосрочной перспективе. Дальше все зависит от благоразумия наших партнеров.

То, что касается внутриполитических перспектив, то долго эксплуатировать патриотические чувства россиян не получится и некогда: впереди череда выборов, необходимы свидетельства системности государственного управления. Крымский мост и процесс его строительства будут символизировать стабильность социально-политической системы России, единства и неделимости ее народа и  территорий.