image-08-07-16-14-13

Кому выгодно сотрудничество России и Китая?

О том, для чего встречались главы России и Китая, к чему приведет дальнейшее наращивание сотрудничества между двумя странами и чем интересен для иностранцев Дальний Восток нам рассказала политолог, заведующая кафедрой политологии ДВФУ Наталья Коломейцева.

Президент России Владимир Путин на прошлой неделе завершил официальный визит в Китай, во время которого было подписано значительное количество двусторонних экономических соглашений. Сотрудничество РФ и Китая получило новый импульс в результате активизации Азиатско-Тихоокеанского вектора политики России после ухудшения отношений с западными странами на фоне Украинского кризиса 2013-2014 годов. По мнению экспертов, нынешний визит первого лица России в Китай — сигнал западным «партнерам» в условиях кризиса системы международных отношений, а также Японии – в контексте «курильской проблемы», демонстрирующий приверженность лидера России идее интеграции России с Азиатско-Тихоокеанским регионом.

На эту и другие темы эксперт-политолог Центра социальных инноваций «Черный куб», специалист в области международных отношений, кандидат политических наук Наталья Коломейцева в своем интервью дала подробные комментарии.

Наталья Андреевна, на ваш взгляд, переговоры глав России и КНР Владимира Путина и Си Цзиньпина имели реальный экономический характер или, как отмечают некоторые эксперты, они имели чисто политический смысл, направленный на формирование определенной информационной повестки на Западе и в Японии?

— Такое мнение имеет место как минимум по двум причинам. Первая кроется в росте патриотических настроений в стране за последние годы, который стал отражением поддержки населением курса внешней политики нашего президента. Поэтому едва ли не каждое его действие за пределами страны интерпретируется как отстаивание национальных интересов в контексте угрозы со стороны Запада. Вторая заключается в привлекательности самого события для СМИ. Активное сотрудничество России с крупнейшей восточной экономикой, которая по объему ВВП, согласно прогнозным оценкам, к 2020 г. может опередить США, только подогревает интерес общественности к данным процессам.

Однако, давайте будем реалистами. В Китае наш президент подписал большое количество договоров с КНР, и все они лежат в области экономики. Да, более года назад Россия объявила, на мой взгляд, об историческом решении – расширении присутствия России в АТР. В реальности же, разворот на Восток начался намного раньше – с 2007 года, а именно с момента принятия решения о проведения саммита стран АТЭС во Владивостоке на полях объединенного университета на Русском острове.

В том же году президент России Владимир Путин принял решение о строительстве космодрома «Восточный». И если кто-то думает, что это было связано с дороговизной аренды космодрома «Байконур» в Казахстане, то он глубоко ошибается. По нашим подсчетам, федеральных средств, вложенных в строительство космодрома «Восточный», хватило бы на 70 лет аренды «Байконура» при курсе в 60-70 руб. за доллар. Даже название космодрома говорит само за себя – «Восточный», что олицетворяет разворот на Восток и дает возможность запуска космических кораблей стран АТР с нашей территории, а это в свою очередь, даст толчок и к развитию совместных космических программам.

Однако, укрепление военного сотрудничества с Китаем, само собой, не нравится США и нашему соседу – Японии. Как минимум это вызывает беспокойство в их политических кругах. Китай – это одна из стран, у которой есть территориальные претензии почти ко всем соседям, наиболее очевидные их них – как раз в сторону Японии. Значит, у наших стран есть обоюдные интересы в военно-стратегической сфере…

— Само собой. Действия Москвы и Пекина в области военного сотрудничества беспокоят наших партнеров. Наращивание «мускульной массы» — это гарантия военного паритета и национальной безопасности КНР и России, что так же означает гарантии политической независимости и экономической безопасности, что не входило в интересы стран Запада в преддверии ведения санкций против РФ.

Но не стоит преувеличивать значимость в этом процессе России, военное сотрудничество выгодно не только нам и Китаю. В первую очередь, сотрудничество Китая и России выгодно НАТО. Звучит нетривиально, но основано на фактах. В АТР появляется игрок со значительным военным оснащением, и еще большим военным потенциалом, который Россия продемонстрировала всему миру в миротворческой операции в Сирии. При этом этот игрок не несет, на взгляд НАТО демократию в мир. Таким образом, для НАТО появляется формальный повод для расширения своего присутствия в АТР. Все это мы с Вами наблюдаем в Европе. Вот это и есть демонстрация, как многие западные и прозападные политологи любят говорить, «Хардпауэр» («жесткая сила»), а то, что сегодня демонстрируют Россия и Китай, совместно решая глобальные проблемы и проблемы в АТР, именуется скорее по-другому – «мягкая сила» («Софт пауэр»).

Наталья Андреевна, разворот на Восток в настоящее время реализуется не только во внешней политике страны, но и во внутренней. Через какие механизмы происходит внутриполитический и внутриэкономический разворот на Восток?

— Вы совершенно верно отметили две стороны современной федеральной политики, одна из которых заключается в реализации политической воли руководства России, упомянутой мною выше, а другая – в необходимости развития дальневосточных территорий с целью их скорейшей интеграции в АТР. Этот процесс может стать судьбоносным для России в преодолении экономического спада. Уже сегодня, опираясь на статистические данные, мы не можем не отметить того факта, что Дальний Восток на сегодняшний день является единственным федеральным округом в России, приток зарубежных инвестиций в который по итогам 2014-2015 годов, прошедших на фоне «замораживания» диалога между Россией и Западом, не просто не упал, а возрос, причем в три раза. На фоне трехкратного падения суммарных иностранных инвестиций в экономику России это в очередной раз подтверждает тезис о необходимости комплексного развития территории Дальнего Востока как наиболее перспективной площадки взаимодействия с внешним миром.

Для Дальнего Востока были разработаны свои механизмы, призванные привлечь инвестиции и обеспечить его ускоренное развитие. В первом случае – это территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР), на которых в соответствии с решением Правительства Российской Федерации устанавливается особый правовой режим осуществления предпринимательской и иной деятельности в целях формирования благоприятных условий для привлечения инвестиций, обеспечения ускоренного социально-экономического развития и создания комфортных условий для обеспечения жизнедеятельности населения. Во втором – Свободный порт Владивостока, льготный режим таможенного оформления, которого теперь действует на всех ключевых портах Дальнего Востока.