164849299

Что такое коррупция: данные социологического исследования на Дальнем Востоке

Центр социальных инноваций «Чёрный куб» провел социологический опрос в дальневосточных субъектах России, выяснив, что именно дальневосточники понимают под коррупцией.

26 марта 2017 года по всей России прошли несанкционированные акции протеста против коррупции. Организатором мероприятий был объявлен Алексей Навальный, чей Фонд по борьбе с коррупцией более чем за месяц до этого опубликовал в сети интернет расследование об активах премьер-министра страны Дмитрия Медведева.

Центр социальных инноваций «Чёрный куб» на следующий день после митингов начал опрос населения регионов Дальнего Востока, о том, что такое коррупция. Всего за десять дней исследования было опрошено чуть более 8,5 тысяч респондентов.

Более половины из них (54,5%) отождествили коррупцию с прямым воровством и казнокрадством. Респонденты отмечали, что в последнее время участились случаи резонансных коррупционных дел в стране и в регионах. Так, по данным исследования центра, в Приморском крае в течение последних пяти лет количество громких уголовных дел на политической арене неуклонно росло.

18,7% опрошенных обратили внимание на массовый характер коррупции. По мнению без малого пятой части респондентов опроса, коррупция заключается не только в хищении государственных средств различными способами, но и в их растрате, «освоении» и «распиле», а также в любом использовании служебных полномочий с целью наживы. К понятию коррупции данная часть респондентов отнесла взяточничество, причем не только в смысле получения денежных средств, но и их дачу.

14,5% дальневосточников подошли к вопросу об определении коррупции наиболее комплексно. Под коррупцией они понимают не только различные способы воровства, любое использование власти  в корыстных интересах или интересах третьих лиц (например, бизнеса). Как отмечают эксперты, такое понимание коррупции наиболее близко к юридически закрепленному термину.

По словам ведущего политолога Приморского края, доцента кафедры конституционного и административного права ДВФУ Натальи Коломейцевой, федеральный закон о противодействии коррупции в настоящее время предусматривает различные виды коррупционной деятельности. Законодатель исходит из того, что под коррупцией следует понимать любое действие или бездействие, ведущее к использованию отношений в сфере реализации полномочий органами государства в негосударственных и необщественных целях.

12,3% респондентов опроса ЦСИ «Чёрный куб» связали с коррупцией взаимодействие политики и бизнеса. Впрочем, такая трактовка идет в разрез с устоявшейся практикой. В условиях рыночной экономики ресурсов для проведения политики и выполнения обязательств у государства недостаточно, следовательно, возникает потребность в проведении конкурсов на заключение госконтрактов. Крупнейшие корпорации страны также основаны на взаимодействии частного капитала и государственного.

инфографика

«Как показало исследование центра, жители Дальнего Востока весьма по-разному и чаще не совсем точно понимают суть термина «коррупция», – отмечает директор ЦСИ «Чёрный куб» Юрий Коломейцев. – Это подтверждает тезис о том, что недавние акции протеста в нашей стране, несмотря на резонанс в большом количестве СМИ и социальных медиа, в самом обществе во многом остались незамеченными. Ставка оппозиции на фактор коррупции вряд ли серьезно поможет им в преддверии президентских выборов. В сознании наших граждан происходящие процессы слабо коррелируют с деятельностью нынешнего главы государства, а сама коррупция за последние годы стала атрибутом власти скорее на местах, что во многом объясняет активизацию борьбы с коррупцией в субъектах страны, в том числе, и на Дальнем Востоке», — заключил политолог.